18:30
ГОРЦЫ В КУМЫКСКОМ ВОПРОСЕ

Рассматривая проблему самосохранения народов, в том числе оказавшихся в меньшинстве на своей исторической территории, нельзя игнорировать отношение этносов друг к другу, поскольку правильное понимание причин и следствий позволяет избежать лишнего национализма и ксенофобии. Полагаю, что изложенное ниже может иметь практическое значение в разрешении локальных и общих противоречий между народами и их представителями.

Часто обсуждая проблему перенаселённости Равнины за счёт дагестанцев, кумыки либо ударяются в нездоровый интернационализм, либо в огульную критику, которая носит вынужденный, точнее, оборонительный характер. Насколько же во взглядах на проблему принимающей стороны однородны сами горцы, какие позиции представлены у них? Такие мнения озвучивались в кумыкском информационном пространстве в середине 2010-х гг. в интервью Рашида Гарунова с горцами. Опыт проживания в Республике в течение нескольких десятков лет позволяет сформулировать некоторые наблюдения и автору данной статьи. Так, самих дагестанцев по отношению к национальному вопросу можно разделить на имеющих большой, обычный и низкий интерес. Более дробно их можно сгруппировать по следующим категориям.

  1. Заблуждающиеся. Как правило, это среднестатистический дагестанец. Историческая память его ближайших предков была искусственно сформирована пропагандисткой советской историей, в постсоветский период он сам оказался жертвой научного и научно-популярного беспредела в освещении прошлого Республики Дагестан. К чему привело увлечение «аварскими ханами», «даргинскими уцмиями», «лезгинскими албанами» и «лакскими шамхалами» (результат государственного заказа советов на растаскивание прошлого кавказских тюрков) мы видим своими глазами: потеряв чувство реальности, горцы Дагестана хлынули на «свои» земли и оказались в трясине русификации. Так как большинство людей не может и не должно осмыслять серьёзные вопросы своего прошлого, это удел профессионалов – историков и краеведов, на последних большая ответственность и эти родные историки в настоящее время для них скорее враг, чем друг.
  2. Националисты. Эта категория довольно разнообразна, хотя и не так многочисленна как первая. Она приютила и откровенных глупцов, и людей с психологическими или психическими отклонениями, и продажных карьеристов от истории, и настоящих политических диверсантов. Любой человек должен быть разборчивым, слушая речи таких личностей.
  3. Безразличные. Как правило, горожане и дети смешанных браков, насильственно переселенные на равнину и их потомки, прагматики и материалисты, а также отдельные ортодоксальные верующие, игнорирующие сохранение национальных культур. Согласимся, трудно обвинять в национализме человека, который по материальной нужде или благодаря судьбе своих родителей оказался на Равнине. В тоже время запустение гор и чрезмерная плотность населения в Кумыкии – проблемы тесно взаимосвязанные и касающиеся как тюрков, так и дагестанцев, безразличие в таких вопросах немногим лучше неумеренного национализма.
  4. Справедливые. Указанная категория тоже неоднородна. В неё попадают люди с большим жизненным опытом, представители взрослого поколения, также здесь представлены имеющие родственников другой национальности, просто богобоязненные, порядочные и умные горцы. Однако для изменения ситуации у них то не хватает квалификации и решение проблем рассматривается не с точки зрения мер госрегулирования, а с точки зрения сельских понятий и поступков, то недостаёт других ресурсов, бывает, что справедливым людям искусственно создаются препятствия, в основном представителями их же этноса.

Национализм может быть свойственен не только второй категории, иногда ему могут быть подвержены и люди других групп, многое упирается в мотивацию. Исходя из неё я выделяю следующие виды местного национализма.

  1. Глупый. Бывает сформирован под влиянием антинаучных исследований, стереотипных представлений, национальных комплексов, недостатка внутренней культуры.
  2. Больной. Является следствием психического или психологического нездоровья отдельно взятых людей, воспринимаемых как здоровых и мысли которых по этой причине могут идти в массы и воспроизводиться остальной частью общества.
  3. Прагматический. Бывает обусловлен политической выгодой, материальными интересами, вопросами безопасности, проявляется в национальном конформизме и политическом приспособленчестве.

Заслуживает несомненного внимания и то, что специфика проживания дагестанцев на тюркских территориях разная. Подавляющее большинство горцев в Буйнакском районе, большинство в Карабудахкентском и гельбахцы в Кизилютовском это совсем не то же самое, что организованные группировки на двух сотнях кутанов. Потому недопустимо обвинять всех горцев Дагестана, будет правильно различать общие тенденции от местной специфики. Кроме того, обеим сторонам стоит учитывать следующее. 1). Когда дагестанский горец просто поддерживает соплеменников, не считаясь с остальными, это примитивно и плохо. В то же время не стоит определять эту ситуацию как проявление антипатии к другим. Оба варианта вредные, однако из них второй хуже и неправильно говорить о том, горцы в основном против тюрков, они в основном за своих, при этом граница этичности и законности такого поведения ими нечасто фиксируется. Оставаясь приверженцами родоплеменного сознания, дагестанцы часто в силу субъективной предрасположенности и непонимания не замечают недопустимости поведения своих земляков, однако не менее часто возмущаются закономерным недовольством хозяев. Ещё Абдурахман Даниялов писал о доминировании «родо-племенных» отношений в Дагестане, поскольку горцы по другому не могут. В идеале кумыкским и другим тюркам стоит воспринимать своих соседей не как хороших или плохих, а такими, какие они есть, иначе завышенные ожидания будт влечь разочарования и обвинения. 2). Тюрки РД, в основном кумыкские, имеют привычку реагировать на следствие, а не на причину. Классический пример – это кумыкское недовольство из категории «Мы вас приняли как родных, а вы обнаглели!». Зачем тогда принимали? Почему не думали, во что это выльется? Кто контролировал и фиксировал, когда горцев стало уже много и надо было сказать «стоп»? С какой стати кумыки воспевали интернационализм – долгосрочный коммунистический инструмент деэтнизации и создания советского народа? Энергия недовольства и протеста должна в основном канализироваться в сторону исправления последствий вредительской политики прошлого, в меньшей степени в сторону личностей и этносов, тем более что последние не всегда могут отвечать за земляков и у части самих горцев нелёгкая судьба, видимые и невидимые посторонним проблемы. Желательно понимать также, что каждый этнос имеет свой уровень развития и несёт след той среды, из которой он вышел, например, недостаток йода у может вызывать у групп населения умственную отсталость, а избыточное потребление красного мяса – чрезмерную ярость и половую невоздержанность. Токсичность, чванство, навешивание ярлыков и стереотипы хоть и рождаются у хозяев вынужденно в ответ на чрезмерную миграцию, в целом вредны для окружающих и ограничивают тех, кто их является их источником, уводя от конструктивных решений к деструктивным.

Рассуждая о дагестанцах и их отношении к тюркам региона, необходимо понимать, что горцы не есть однородное в этническом и психологическом плане общество, в том числе в вопросе отношений с коренным населением низменности, а межнациональный диалог должен вестись с учётом как общих, так и локальных особенностей.

Акчурин Ильдар

Категория: Аналитика | Просмотров: 211 | Добавил: ATAKUMUK | Теги: ГОРЦЫ В КУМЫКСКОМ ВОПРОСЕ | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
avatar